Новости, события и обзоры KTM

Интервью месяца: Хуберт Трункенпольц

18 Июля 2014 года

Для владельцев мотоциклов KTM и поклонников «оранжевой марки» имя Трункенпольц прочно ассоциируется с названием компании и означает гораздо больше, чем просто букву Т между К и М. Если дядя Хуберта, Ханс Трункенпольц, когда-то был движущей силой, основавшей компанию, то он сам сейчас играет ключевую роль в продвижении марки по всему миру.

Хуберт Трункенпольц в составе Исполнительного совета директоров КТМ с 2004 года. С 1992 года является компаньоном нынешнего руководителя KTM Стефана Пирера и официально работает в компании с 1998 года. Мы решили узнать у него об истории взаимоотношений семьи Трункенпольц и компании KTM и о пятнадцати годах его личной карьеры в компании.


- Очевидно, что между вами и KTM есть особая связь. Расскажите об этом…
Мой дядя был основателем компании. Я, когда был помоложе, участвовал в гонках на мотоциклах и, конечно же, это были мотоциклы KTM. Поэтому, вполне естественно, что у меня было желание стать частью компании, и в 1998 году я получил такой шанс, после одного телефонного разговора со Стефаном Пирером.

- Какова была ваша первая реакция после того звонка?
В ходе нашей беседы Стефан спросил, могу ли я со своим опытом поддержать команду, занимающуюся продажами? Я был благодарен за эту возможность и занялся поддержкой и развитием наших новых дистрибьюторов из Восточной Европы и Азии, а позднее и из Южной Америки. Таким образом, я оказался вовлечен в мировое расширение бизнеса KTM на его самой ранней стадии и вскоре возглавил управление глобальной дистрибуцией. В 2001-2002 году занимал должность управляющего директора KTM в Великобритании, в Брэкли, неподалеку от знаменитого Сильверстоуна. Одним из самых непростых проектов было создание представительства KTM в Японии, где я был генеральным директором довольно долго. Так или иначе, мне удавалось успешно справляться с этими задачами, и в 2004-м году я был назначен в Совет Директоров KTM и отвечаю в нем за продажи и маркетинг.

- Возвращаясь к периоду до вашего прихода в компанию… Насколько было трудно наблюдать за тем, как KTM переживал не лучшие свои годы до начала «эры Пирера»?
Да, это было непростое время, вдобавок усугубленное семейной трагедией. В молодости я проводил много времени во время каникул в Маттингхофене, со своими кузенами и мы катались на мотоциклах с утра до ночи. Мы были молоды и беззаботны, но уже тогда я обращал внимание на попытки моего дяди расширить и диверсифицировать бизнес, в чем принимал участие и мой отец. В 80-е годы мотоиндустрия во всем мире переживала спад и компания искала новые направления. В частности, была идея по организации производства на незагруженных производственных мощностях радиаторов для различных автомобилей. Сам по себе проект был неплохим, но возникли определенные организационные трудности. Компания тогда была не в лучшей форме, но и не в кризисе. И очень тяжелым ударом для всех стала смерть дяди Ханса 24 декабря 1989 года от сердечного приступа.

Компания на тот момент практически полностью находилась в ведении банков и один из управляющих – г-н Таус из GIT Trust Holding за три года своего контроля над компанией вдвое уменьшил оборот и во столько же увеличил ее долги, приведя фактически к банкротству. Тогда же, в 1992 году я впервые встретил Стефана Пирера, тогда еще молодого, но очень амбициозного бизнесмена. У него не было большого капитала, но были лучшие идеи. Я и вся наша семья были более чем счастливы, что ему удалось объединить партнеров компании, дилеров и начать все с нуля. Уже за первый год его руководства объем выпуска составил 6000 мотоциклов.

- Что вам больше всего запомнилось из вашего международного опыта работы в компании?
Во время работы в Великобритании мы полностью пересмотрели и подвергли своеобразному капитальному ремонту всю систему менеджмента в компании, потому что простой отдел продаж был не самым лучшим выбором. Тогда у нас были определенные проблемы с качеством продукции. Я помню первую встречу дилеров, многие из которых были очень недовольны, а один даже бросил мне на стол шатуны! В итоге, совместно с ними мы провели колоссальную работу и восстановили доверие к марке и у дилеров и у покупателей, среди которых очень много настоящих поклонников марки. И именно тот непростой период я считаю одним из самых интересных в своей карьере. Вообще мне всегда очень нравится бывать в Англии, там очень много настоящих мотоэнтузиастов и там традиционно очень любят мотоспорт.


- А что скажете насчет Японии?
Разница с Европой колоссальная, как день и ночь. Это было нечто среднее между кошмаром и каторгой. Мы организовывали там свое представительство практически с нуля, потому что по понятным причинам никто нас там не ждал. В Японии существуют очень жесткие препоны на ввоз продукции с внешних рынков и нам пришлось преодолевать их специфичные правила ввоза, испытания на экологические выбросы и другие ограничения. Это был очень неровный старт и пару раз мы были близки к тому, чтобы все бросить. В течение пяти лет, пока налаживалось дело в Японии, мы терпели только убытки, но в конце-концов удалось достичь спроса на нашу продукцию и найти свою нишу на этом рынке. В некотором смысле тамошней публике понравилось то, что мы не сдались, несмотря на тяжелейшую конкуренцию и за свое упорство мы получили в итоге больше доверия и от дилеров и от покупателей мотоциклов. Сейчас я конечно не уже не слишком глубоко владею деталями и ситуацией на японском рынке, но продолжаю обращать внимание на работу нашего японского подразделения, как когда-то начинавший этот проект. Финансовые результаты последних лет показывают, что те усилия были не напрасными.

- Мы можем только догадываться - насколько это было непросто. А как обстояло дело с культурными различиями?
Конечно, японское общество и культура – это одно из самых ярких моих впечатлений. Мне нравится Япония и ее народ. Это, безусловно, великая страна, у которой есть чему поучиться. Но с точки зрения бизнеса, это очень тяжелое место для европейцев, чтобы закрепиться на рынке. Но, несмотря на все трудности, я не могу назвать каких-то отрицательных моментов. Такой опыт, который мы получили в Японии, когда нужно было приложить больше времени и усилий, чем казалось с самого начала, тоже очень полезен.

- Чем вы заняты здесь и сейчас, в 2014 году?
Сейчас я работаю в центральном офисе в Маттингхофене и в мою сферу ответственности, как члена Совета Директоров, входит контроль мировых продаж KTM. У меня отличная команда и наша основная задача на данный момент – продолжать глобальное продвижение KTM. Сейчас наибольший рост показывают азиатский и латиноамериканский рынки. Успех в этих регионах стал возможным благодаря сотрудничеству и партнерству с индийской компанией Bajaj, которая стала тем звеном, которого не хватало именно для этих рынков. Объединение с ними также открыло новые возможности и в Европе и в США, которые остаются и будут оставаться еще какое-то время крупнейшими и важнейшими рынками для нас. Но по темпам роста впереди будут все равно Азия и Латинская Америка. В чем причина? Долгое время в этих регионах типичными дилерами были энтузиасты и фанаты марки, которые покупали KTM для себя или для друзей, но это не было бизнесом в полноценном смысле. Мы просто не имели в модельном ряду той техники, которую можно было бы продавать в адекватных объемах в тех местах. Сейчас, с появлением дорожных моделей 125, 200 и 390 см3, выпускаемых в достаточном количестве и удовлетворяющих требованиям тамошних покупателей, мы стали привлекательнее и для дистрибьюторов. Теперь они могут продавать достаточное для успешности своего бизнеса количество мотоциклов, а мы взамен получаем новых партнеров, большее число клиентов и рост популярности марки.


- Вы наверное постоянно в разъездах и частый гость в аэропортах по всему миру?
Конечно! Иногда мне кажется, что я словно в составе одного из экипажей Люфтганза. За последние пару лет я провел в воздухе порядка 300 000 миль. Но мне нравится то, что я делаю и я счастлив, что моя профессия совпала с моими хобби и страстью. Меня увлекает развитие компании, встречи с новыми людьми, поиск новых бизнес-возможностей вместе с моими сотрудниками.

- Бывало ли, что вы оглядывались на проделанный путь и задумывались - насколько выросла компания за эти годы?
Определенно. Прямо сейчас мы находимся в стадии интенсивного роста, буквально выражающейся в строительстве новых зданий. Иногда, когда я еду по территории нового кампуса KTM, я вспоминаю, что здесь когда-то было просто зеленое поле. Теперь у нас здесь новые офисы, строения и производство на площади около 100 000 квадратных метров. Даже сейчас, когда я смотрю в окно кабинета, я вижу строительный кран, достраивающий еще один этаж, где будет 100 новых рабочих мест для инженеров. Не будь у нас уверенности в будущем, не было бы и таких обширных инвестиционных программ. Развитие компании – это и гордость и обязательства делать свою работу должным образом.

- И напоследок: Что у вас в гараже?
У меня есть три модели от KTM. Во-первых, 1290 Super Duke R – мой абсолютный фаворит среди наших мотоциклов, я очень люблю его. Второй – Freeride E. Наш электрический мотоцикл, идеально подходящий для такого старичка, как я, и на нем я выбираюсь на такой оффроад, о котором у меня раньше и мыслей не было. Наконец, у меня есть KTM X-Bow – по сути, настоящая спортивная игрушка, на которой я регулярно участвую в гонках серии X-Battle, очередная из которых состоится на следующей неделе.


По материалам ktm.com

Обратная связь с нами

CAPTCHA

Стать дилером

CAPTCHA
(* отмеченные поля обязательны для заполнения)